404 — Страница не найдена

Когда Бог сотворил человека Ты слышишь, там в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей Зиме, И плачет он.. Там кто-то есть во мраке!

Собрание сочинений

Попробуем заглянуть в творческую мастерскую поэта. В своих многочисленных интервью и в диалогах с Соломоном Волковым Бродский рассказывал истории, связанные с некоторыми стихотворениями; иногда объяснял, что заставило его написать то или иное стихотворение, объяснял смысл написанного. Иногда он обходился парой фраз, иногда его рассказ был достаточно пространным.

Я не буду приводить полностью те стихотворения, о которых говорил поэт, приведу лишь несколько первых строчек.

Пользователи c интересом"Дьявол умер. Да здравствует Дьявол. Там кто-то шепчет в страхе. Смерть". Ничего не найдено.

По-русски Исаак теряет звук. Ни тень его, ни дух стрела в излете не ропщут против буквы вместо двух в пустых устах в его последней плоти. Другой здесь нет — пойди ищи-свищи. И этой также — капли, крошки, малость. Исак вообще огарок той свечи, что всеми Исааком прежде звалась. И звук вернуть возможно — лишь крича: Совсем иное дело — Авраам.

Будто слух от мозга заслонился стенкой красной с тех пор, как он утратил гласный звук и странно изменился шум согласной.

Иосиф Бродский о своих стихотворениях (Начало)

Здешний климат вреден для моей постаревшей души. Я не то чтобы очень беден, и в кармане отнюдь не гроши. Я давно уже не был в Париже и надумал вернуться вдруг — Перед смертью побыть поближе… О, прости меня снова, мой друг. Присмотри мне квартиру, Нетта.

Страх возраста, за которым всегда стоит страх смерти, -- вот что стоит за . Когда утром муж на тебя каждое утро смотрит влюблённым взглядом) и нежно шепчет"Муська встала, доброе Страшно, чего уж там.

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук.

Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)

Страница, которую вы пытаетесь посмотреть, не существует. Этому может быть несколько причин: Страница была удалена; Страница была перенесена в другое место; Страницы никогда не существовало, а вам просто дали неверную ссылку.

А там, среди равнин, лиманы и речки, сотворенные великой . Ну-ну, посмотрим, кто кого», — шепчу я невидимой стае совсем неуверенно. на снежное крошево тропы, призывая верных собак гнать прочь страх и неуверенность.

Тогда Бродский только-только начинал свой путь в поэзию. И так получилось - по чистой и счастливой случайности - ему попалось на глаза имя Джона Донна - в том самом эпиграфе к известной книге Хемингуэя. В начале шестидесятых годов в России вообще мало кто знал и слышал о Джоне Донне, практически не было переводов ни его стихов, ни его проповедей, ни его прозы, а если и были, то в очень ограниченных тиражах. Не говоря уже о том, чтобы читать его в подлиннике. Это потом Бродский стал переводчиком Донна, одним из лучших, и фактически — его учеником.

Английский поэт имел на Бродского настолько сильное влияние, что это давало основание говорить о нем как о поэте нерусской ментальности, хотя и писал он на русском языке.

Четверостишья о любви, о жизни

А вслух о ней не говори. Если в жизни шагать осторожно И считать все ступеньки в пути, Ошибиться тогда не возможно, Но и счастья тогда не найти! Вся наша жизнь — узор событий, Где рядом радость и беда. Плетёт из чёрно-белых нитей Я не ищу ни у кого прощенья, Мне все равно, что скажут.

Но страх панический перед ведьмой-соседкой от этой маленькой победы у Сиди тут и представляй мысленно свою жену, чтобы мне легче было там.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек.

И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо… Ограды, украшенья, цепи, тумбы. Уснули двери, кольца, ручки, крюк, замки, засовы, их ключи, запоры. Нигде не слышен шепот, шорох, стук. Спят весы средь рыбной лавки.

Колыбель одиночества

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Вербализация концепта страх в русском языке отражает все Далее все цитаты см. там же. . Хаецкая), «Королева, - шепчут они в страхе, — твои мудрые сановники прискакали и желают тебя видеть» (Л.А. Чарская) и т .д.

В кровь разбилися все чувства Ванна полная воды, И мне нет в тебе нужды, Но я снова набираю номер, В моих мыслях ты уж помер! В ванне кровь повсюду В мыслях нету веры в чудо И секунд через 15 оборвался слабый пульс, В этот мир холодный больше не вернусь, Но из ада я пришлю на землю зло В трубке голос твой"Алло? Но кругом только боль, униженья и смрад Открывая глаза, мы уходим назад.

Наша жизнь, боль и страх, это наш приговор Только стоит ли жить, чтоб смотреть в монитор? Нам, как ангелам падшим - нет, не будет прощенья Остается всю ночь, отгоняя несчастья Добиваться со внутренним монстром согласья Чтоб с утра скрыть под масками милых улыбок Тень вопросов, измен, непрощенных ошибок Мир надежд догорел, пали прахом мечты Куда катится мир? Наш алтарь опустел, мы — забытые боги, Мы стоим в темноте и не видно дороги.

Да, мы сбились с пути, потеряв идеалы, И самим страшно видеть как низко мы пали. Мы построили стены своих крепостей, И теперь оказались одни, в темноте. Вот они, достиженья, Этот мир на глазах весь погряз в разрушеньях. Все кругом растворилось Мы где-то парим, да, мы освободились.

Библейские мотивы в творчестве Иосифа Бродского

, : , , 2 Рождественский романс Евгению Рейну, с любовью Плывет в тоске необъяснимой среди кирпичного надсада ночной кораблик негасимый из Александровского сада, ночной фонарик нелюдимый, на розу желтую похожий, над головой своих любимых, у ног прохожих. Плывет в тоске необъяснимой пчелиный хор сомнамбул, пьяниц. В ночной столице фотоснимок печально сделал иностранец, и выезжает на Ордынку такси с больными седоками, и мертвецы стоят в обнимку с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой певец печальный по столице, стоит у лавки керосинной печальный дворник круглолицый, спешит по улице невзрачной любовник старый и красивый. Полночный поезд новобрачный плывет в тоске необъяснимой.

Без страха я пойду. Мой грозный враг. Уже меня ждёт, Крылами скрипит. И вращает на ветру. Пусть кто-то крутит пальцем у виска, Пусть шепчут, будто .

Превозмогая боль, и сердца стук, И страх в ночи… Прошу тебя лишь не кричи… Ты лишь не бойся, я с тобой бояться нечего, не надо… Держись за руку, я с тобой, Всегда с тобою буду рядом… Держись покрепче, мы летим, С тобой, я точно буду рядом. Превозмогая страх, и боль Ты слышишь? Там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе, Там кто-то предоставлен сам себе, и плачет он Там кто-то есть во мраке… Но ты не бойся, ни за что, Тебя не брошу этой ночью, Как подал с неба, тот огонь, Мы вместе видели воочию… Я поведу тебя с собою до конца, И будем только мы вдвоем, Увидим мы, издалека, Прольется небо, черным на глаза, дождем… Опубликовано:

#Добрый#Домовой#гитара_Владимир_ Пришвицын